Анастасия Шевченко ловит хайп на смерти дочери, от которой отказалась 13 лет назад ради политики

Анастасия Шевченко ловит хайп на смерти дочери, от которой отказалась 13 лет назад ради политики

Представители несистемной оппозиции продолжают использовать трагическую смерть дочери активистки «Открытой России» Анастасии Шевченко в своих личных интересах. Организация пытается в очередной раз поднять шумиху вокруг «несправедливости» в стране, утверждая, что мать не отпустили из-под домашнего ареста к умирающему ребенку.

Признанная в РФ нежелательной организация «Открытая Россия» Михаила Ходорковского пытается обратить внимание общественность на «Марш материнского гнева», поводом для которого стала история дочери активистки из Ростова-на-Дону Анастасии Шевченко Алины. Как утверждается в статье организации, опубликованной в начале февраля в одном из интернет-изданий, женщину, в отношении которой было возбуждено уголовное дело, отказались отпустить из-под домашнего ареста к умирающей дочери.

Однако редакция Nation News провела собственное расследование и выяснила интересные факты, о которых в публикации «Открытой России» по понятным причинам нет ни единого упоминания.

Стоит начать с комментария второй дочери активистки — Влады, которая открыто заявила о недостоверности информации, изложенной в статье.

В частности, в статье «Открытой России» говорится, что Алина, которая была первым ребенком Шевченко, родилась в 2001 году абсолютно здоровой, а спустя некоторое время девочка заболела и после проведенного обследования ей поставили диагноз «менингоэнцефалит». Однако, согласно официальным документам, Алина родилась с сочетанным гипоксически-травматическим поражением центральной нервной системы, церебральной ишемией второй степени, синдромом двигательных нарушений в виде парапареза и парезом кишечника. С рождения девочка была признана инвалидом. Спустя пять лет, в 2006 году, Анастасия решила отказаться от ухода за больным ребенком и отправила дочь в «Зверевский детский дом – интернат для глубоко умственно отсталых детей». При этом некоторые средства массовой информации преподнесли это так, будто органы опеки настояли на направлении девочки в госучреждение.

Далее в публикации «Открытой России» говорится о том, какие трудности испытывала Шевченко, каждый раз приезжая из Ростова-на-Дону в Зверево, чтобы увидеться с родной дочерью. В статье утверждается, что навестить Алину Анастасии не позволяли, и она даже была готова лезть через забор, чтобы попасть к ребенку. Однако авторы материала, видимо, упустили тот факт, что в интернате сохранилась статистика посещений, согласно которой, начиная с 2012 года, мать посетила свою больную дочь всего 13 раз, хотя детский дом находится всего лишь в ста километрах от Ростова. При этом в некоторых случаях Шевченко даже не виделась с Алиной, а просто передавала лекарства и средства личной гигиены.

Таким образом, сторонники «Открытой России» и Михаила Ходорковского решили представить дочь Анастасии Шевченко «заложницей государства», однако именно это государство заботилось о больной девочке, а не ее родная мать, которая все эти годы строила свою политическую карьеру. Стоит отметить, что успехи в этом деле у Шевченко были весьма сомнительные. Помимо того, что в начале 2017 года она учредила отделение «Открытой России» в Ростове-на-Дону и занималась организацией показа фильма «Немцов», женщина раздевалась догола на улице для акции «Обобрали до трусов», активно выступала против установки памятника «Героям Донбасса», помогала ЛГБТ-активисту и защищала подозреваемых в экстремизме.

В начале 2018-го Шевченко возглавила предвыборный штаб Ксении Собчак в Ростове-на-Дону, а также посещала зарубежные семинары после того, как пробилась в федеральный совет «Открытой России». Но времени на посещение дочери у активистки в этом плотном графике так и не находилось.

Отдельного внимания заслуживает и финансовая сторона всей этой истории. По официальным данным, до 2015 года Анастасия Шевченко и ее бывший супруг отчисляли на содержание Алины по 25% от своих мизерных пенсий, а после 2015-го деньги и вовсе перестали поступать. В итоге лечение и уход за Алиной оплачивало то самое государство, против которого выступает Михаил Ходорковский, вся «Открытая Россия» и Анастасия в том числе.

При этом, как утверждает Nation News, на счету активистки за последние несколько месяцев скопилась немалая сумма денег. В частности, с апреля 2018 года Анастасия, как член федерального совета «Открытой России», ежемесячно получала зарплату в размере 1000 долларов. Деньги переводились со счетов фирм-однодневок, созданных Михаилом Ходорковским во Франции и Амстердаме — European Choice и Stichting соответственно. Один из переводов даже превысил указанную выше сумму. Стоит отметить, что директором Stichting является член «Открытой России» Оксана Паскаль, которая с 2003 года проживает в Лондоне.

Получается, что Анастасии Шевченко платили немалые деньги за выступления против государства, которое фактически содержало ее больную дочь.

Но чем же так была занята «многострадальная» активистка, когда состояние здоровья Алины резко ухудшилось? 19 января текущего года у девочки произошло обострение хронического бронхита, а ее мать в это время выкладывала посты о жителях Пскова Лии и Артеме Милушкиных, которых правоохранительные органы заподозрили в сбыте наркотиков. Нужно ли говорить, что эти люди являются активистами «Открытой России»? Для «несчастной семьи» даже организовали сбор средств, чтобы помочь им в такой «трудной жизненной ситуации».

Уже 21 января 2019 года Анастасию Шевченко задержали по статье 284.1 («Осуществление деятельности на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации ее деятельности»). Спустя два дня, 23 января, суд принимает решение  поместить активистку под домашний арест, после чего женщина вдруг вспоминает, что кроме сына и дочери, живущих с ней, есть еще и забытая в детском доме Алина. Стоит отметить, что в «Открытой России» даже и не подозревали о том, что у Шевченко трое детей. Об этом говорит ответ главы краснодарского отделения организации Яны Антоновой Михаилу Ходорковскому.

Не удивительно, что до этих событий об Алине никто не знал, ведь эта информация Анастасии была без надобности. Но теперь наличие больной дочери вдруг стало «козырем» защиты, которая 25 января подает ходатайство отпустить Шевченко из-под домашнего ареста, чтобы она смогла навестить ребенка. Тем временем состояние Алины ухудшается, ее переводят сначала в центральную городскую больницу Зверево, затем она попадает в отделение реанимации. 30 января Анастасии разрешают съездить к дочери, и активистка успевает застать Алину живой. Но уже на следующий день, 31 января, девочка скончалась.

После этого Анастасия, которая за долгие годы практически не навещала свою умирающую дочь, вдруг становится «узницей совести», которую государство разлучило с родным ребенком. Сразу после этих событий в интернате начались проверки, которые продолжаются до сих пор, хотя Шевченко в день смерти дочери написала заявление, согласно которому женщина не имеет никаких претензий ни к персоналу, ни к руководству учреждения.

Исходя из всех изложенных фактов, подтвержденных документально, редакция Nation News делает вывод, что «Открытая Россия» решила воспользоваться трагичной легендой «несчастной матери», чтобы начать в стране акции протеста. И у представителей организации получилось запустить эту волну. 1 февраля «Марш материнского гнева» прошел в Ростове-на-Дону, а 10 февраля — в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Казани, Ярославле, Иваново и Тамбове.

Издание заключает, что заказная статья «Открытой России», в которой нет ни единого документального подтверждения изложенной информации, нужна была лишь для того, чтобы поднять очередную шумиху и вызвать волну недовольства в обществе. А сама Анастасия Шевченко, отказавшаяся от больной дочери 13 лет назад, теперь ловит хайп на смерти собственного ребенка.

Фото: facebook.com